Вернуться к редактированиюXXVI Всероссийская конференция школьников СПбГУ

суббота, 31 марта 2012 г.

Страничка, посвященная живописи.

Комментарий к моему фильму "Британия Джека Потрошителя" (вверху на плеере).
         Джек Потрошитель - псевдоним, присвоенный так и оставшемуся неизвестным серийному убийце, который действовал в Лондоне во второй половине 1888 года. В этом же году свои лучшие работы создали композитор Фредерик Клифф и художник Джон Аткинсон Гримшоу. Фильм является прогулкой по ночному британскому городу на основе анимации картин художника этого времени под музыку, сочиненную именно в этом году композитором. В качестве вступления в начале фильма приведены сведения о трех героях фильма (преступнике, художнике и композиторе). Так как произведения Фредерика Клиффа практически неизвестны, то кроме 4 части Симфонии №1, звучащей в фильме, предлагаю послушать еще и 1 часть.

       Примечание: Джон Аткинсон Гримшоу был близок к прерафаэлитам. Одним из кумиров прерафаэлитов был итальянский художник XV века Карло Кривелли.
.
Братство прерафаэлитов.
    Братство прерафаэлитов было основано в 1848 г. Основателями были семь человек, художников и поэтов, среди которых наиболее знамениты Данте Габриэль Россетти, Джон Миллес,Уильям Хольмен Хант и Уильям Моррис (всем этим молодым художникам было примерно по двадцать лет, и все они учились в Академии), потом к ним примкнул Эдвард Берн-Джонс; также близок к ним по духу Форд Мэдокс Браун . Само название этого общества, которые поначалу было тайным, многое говорит об идеалах и целях этих молодых людей. Не зря они назвали свой кружок "Братство" – как некий монашеский или рыцарский орден, выразив свое стремление к чистоте и духовному напряжению средневекового искусства, а из определении "прерафаэлиты" ясно, на какой именно период они ориентировались – до Рафаэля. Эти художники хотели преобразить английское искусство (содержание, стиль и уровень которого к тому времени стал средненьким). Они считали, что нужно вернуться к благочестивому, простому, естественному и натуралистическому стилю художников XIV-XV вв. и, что еще важнее, вернуться к самой природе. (Хант писал о том, как прерафаэлиты рассматривали гравюры с итальянских фресок XIV в.: "Каждый из нас наперебой отмечал черту за чертой то наивное простодушие, что одушевляло художника и руководило его замыслами. Мы решили, что будем стремиться к подобной же простоте. Ведь именно прямота выражения и привлекательная искренность и делали итальянское искусство столь сильным и прогрессивным, пока эффектные последователи Микеланджело не привили свои мертвенные плоды к его живому дереву.") Они не копировали средневековый стиль, а пытались воспроизвести дух Средневековья и раннего Возрождения. Интерес к средним векам возрождался и помимо них, в литературе (готический роман) и романтической архитектуре; интерес к готике в немалой степени поддерживал принц Альберт, немец, коему северный европейский стиль готики был близок. Таким образом, с самого начала прерафаэлиты были и против своего века, и вместе с ним.
    Между 1848 и 49 гг. прерафаэлиты произвели множество картин, легко отличимых по яркому колориту и множеству тщательно выписанных деталей. Обращались они к сюжетам, которые не были свойственны академикам: библейские сцены, средневековая поэзия (баллады, Чосер), Шекспир, народные баллады, творчество современных им поэтов (например, Джон Китс) и пр. Каждую картину помечали секретным знаком PRB. Их картины можно назвать натуралистичными, но в это слово они вкладывали не современный смысл, а ту идею, что в подражание художникам треченто и кватроченто нужно писать просто, без правил, без теории.
  На самом деле, у Братства не было четко выраженной программы или целей, они просто стремились отойти от академизма и воссоздать ранний итальянский Ренессанс, а также писать очень близко к правде (известен случай, когда, чтобы правдоподобно нарисовать цветы, один из художников вырыл яму в саду, так чтобы цветы оказались на уровне глаз, и несколько дней там писал; точность воспроизведения исторических костюмов художники сверяли по научным трудам, и т.д.). Можно сказать, что "движения" как такового в сущности не существовало. В 1850 прерафаэлиты издавали журнал "Росток" (The Germ), где печатали литературные опыты, свои и своих друзей – собственно, через этот журнал о них и узнали. Но у них никогда не было формальной программы, и все художники, объединенные общей идеей, были совсем разными, что мы вскорости и увидим. Достаточно сказать, что к середине 1850-х они фактически разошлись каждый по своей дороге, а Джон Миллес так и вообще стал признанным академиком (перед вами его самая знаменитая картина - "Офелия").
     Первые работы Братства – это две картины -  »Изабелла» (1848-9, Миллес) и »Детство Марии» (1848-9, Россетти). Обе совершенно необычны для того времени. Например, в Изабелле нет перспективы: все фигуры, сидящие за столом, одного размера. Использован нетрадиционный сюжет (довольно мрачная новелла Боккаччо, о двух влюбленных, Лоренцо и Изабелле: Лоренцо был слугой в доме, где Изабелла жила со своими братьями, и когда братья узнали о том, что Лоренцо и Изабелла влюблены друг в друга, они убили юношу; его дух явился девушке и указал, где зарыли тело, и Изабелла отправилась туда, выкопала голову возлюбленного и спрятала в горшок с базиликом; впрочем, и его братья у нее отняли, и в конце концов она умерла) и многочисленные символы (на окне стоит горшок с тем самым базиликом, а около него переплелись две пассифлоры, "цветка страдания"; Лоренцо подает Изабелле апельсин на тарелке, на которой изображена библейская сцена с обезглавливанием). В Детстве Марии тоже нет перспективы: фигуры девы Марии и ее матери Анны на первом плане фактически такого же размера, как фигура Иоакима, отца Марии, на втором. Интересно, что священный сюжет представлен как достаточно будничный, и если бы не присутствие ангела и нимбов над головами, мы могли бы и не понять, что перед нами сцена из жизни Богоматери. Эта картина тоже наполнена символами, которые Россетти вообще очень любил: на решетке сидит голубь, символ Святого Духа и будущего Благовещения; книги – символ добродетели, лилия – чистоты, переплетенные ветви пальмы и шиповника символизируют семь радостей и семь печалей Богородицы, виноград – причастие, светильник – набожность. Многие символы, особенно у Россетти, не были традиционными, поэтому художникам приходилось разъяснять их для зрителей; здесь, например, на раме написан сонет.
.
        В  Эрмитаже открылась выставка одной картины "Благовещение со святым Эмидием" Карло Кривелли (кумира прерафаэлитов) из Лондонской Национальной галереи.
      Благовещение Карло Кривелли - один из признанных шедевров итальянской живописи конца XV века.  На картине изображен богатый, густонаселенный квартал города Асколи. На переднем плане - сцена Благовещения. Присутствие рядом с архангелом Гавриилом покровителя города Святого Эмигда и надпись под работой «LIBERTAS ECCLESIASTICA» (что значит «свобода церкви») говорит о том, что это полотно не только отображает один из главных моментов жизни Девы Марии, но и заявляет об административной автономии Асколи, его свободе от власти папского престола. Святой Эмидий преклонил колена рядом с архангелом и показывает ему макет города, которому он покровительствует. Архангел заинтересованно смотрит на Святого, но его основная задача - передать Деве Марии Благую весть. Одна рука архангела поднята в благословляющем жесте, в другой - цветок лилии. Фигура коленопреклоненного Гавриила находится перед окном комнаты Девы Марии, интерьер которой во всех подробностях можно рассмотреть через открытую дверь. Мадонна преклонила колена перед аналоем, на котором лежит открытая книга, руки молитвенно сложены на груди. Луч солнца, падающий на ее голову, и голубь над ней говорят о ниспослании на нее Святого Духа. Дева Мария в роскошном красном платье богатой итальянки XV века, на плечи накинут зеленый плащ. На втором этаже над комнатой мы видим на балюстраде павлина, вазы с цветами, узорчатый ковер, пустую клетку, а птица из клетки свободно сидит на стержне, на котором висит клетка. Эта сложная скрытая символика вещей повседневного обихода заимствована художником у нидерландских мастеров. Интересно рассматривать каждый прекрасно написанный фрагмент по отдельности, но, соединенные вместе, они спорят друг с другом по значимости изображаемого. Тем не менее, это эклектичное произведение - один из прекрасных примеров итальянской живописи конца XV века.
          Карло Кривелли - cын венецианского художника, работы которого ныне не известны, Якопо Кривелли, жившего в приходе Святого Моисея. Дата рождения Карло неизвестна. В 1457 году он достиг совершеннолетия, так как был осуждён в Венеции на полугодовое тюремное заключение и денежный штраф. Предполагают знакомство художника с современной ему падуанской школой, и влияние идей Ренессанса. В 1468 году художник переехал в область Марке и работал там до своей смерти. Кривелли - автор картин на религиозные сюжеты в позднеготическом стиле, светских картин Кривелли не писал. Произведения отмечены чертами феодально-рыцарской культуры. Автор преимущественно богато декорированных алтарных картин с изящными мадоннами и нарядно одетыми святыми. Для произведений Кривелли характерны сложная символика, перенасыщенность композиции тщательно выписанными деталями, тонкость художественного письма. При жизни художник не был широко известен. После смерти Кривелли был забыт и открыт вновь лишь в XIX веке.

Комментариев нет:

Отправить комментарий