Вернуться к редактированиюXXVI Всероссийская конференция школьников СПбГУ

пятница, 15 июня 2012 г.

Рыцарский турнир короля Рене.

Скриншот фильма.
 . 
Рене Добрый (фр. le Bon Roi René, 16 января 1409, Анже — 10 июля 1480, Экс-ан-Прованс) — герцог Лотарингии (1431—1453), герцог Анжуйский (1434—1475), титулярный король Неаполя, Иерусалима, император Восточной Римской империи (1435—1480), граф де Гиз (1417—1425).
Многие титулы Рене на самом деле ничего уже не значили. Так выглядели реальные владения короля без государства.
Король Рене на миниатюре 1469 года.
.

 Источники называют его среди сподвижников Жанны Д'Арк, всю свою молодость и зрелые годы король провел в войнах, пытаясь овладеть престолом хотя бы одного из государств, на которые он имел формальные права. В свое время он был известным поэтом, покровителем искусств, художником-любителем и философом-дилетантом. Под собственной картиной в церкви целестинского монастыря в Авиньоне, где была изображена прекрасная девушка, в теле которой, однако, копошились черви, король приписал собственное стихотворение:
 "Я ровни в жёнах никогда не знала, 
По смерти же вот каковою стала. 
Куда свежо и дивно было тело, 
Куда прекрасно – ныне же истлело. 
В шелка рядиться тонкие любила, 
Была прелестна, весела, нежна, 
Теперь по праву я обнажена. 
В богатых обреталася мехах, 
В чертогах светлых некогда живуща, 
Отныне же во мрачном гробе суща. 
В покоях златотканы где картины? 
Увы мне, в склепе я средь паутины".
Перу Рене Анжуйского приписываются три известных произведения: Mortiffiement de Vaine Plaisance (религиозная аллегория 1455 года), Livre du Cuer d'Amours Espris (романтическая аллегория 1457 года) и Forme et Devis d'un Tournoy (трактат о том, как проводить турнир, около 1460 года). Эти три работы были  написаны в то время, когда Рене был центральной фигурой при дворе своего родственника французского короля Карла VII. 

(Примечания - я монтировал фильм в моло распространенной программе Serif, как выяснилось в процессе монтажа, программа практически не работает с кириллицей. Перемонтировать я не стал, так как было жалко потраченного времени. В результате все титры на английском (названия оригиналов на старофранцузском). Есть и хорошая сторона. Такого роскошного готического шрифта нет нигде.) 
Во время нескольких перемирий в Столетней войне Рене провел ряд наиболее знаменитых турниров середины пятнадцатого столетия. Среди них такие, как турнир в под названием «Путы дракона» 1445 году в честь замужества дочери Маргариты, которая стала супругой английского короля Генриха VI и «Древо Карла Великого» в 1446 году в честь замужества другой дочери – Иоланты (сюжет оперы П. И. Чайковского). 
На первом из этих турниров Рене Анжуйский появился во всём чёрном: вороная лошадь была покрыта чёрной попоной, он вооружён чёрным копьём и щитом цвета собольего меха, по которому рассыпаны серебряные слёзы. Повод для такого траурного одеяния был весомым – Рене переживал будущую разлуку со своей дочерью Маргаритой. Она уезжала в Англию.
На турнире "Древо Карла Великого" Рене ещё раз вернулся к слезам, на этот раз чёрным и золотым на фиолетовом и чёрном полях соответственно. Поводом было замужество другой его дочери – Иоланды, выданной замуж за Фредерика де Водемона. Вообще рыцари именно этого времени любили поплакать, пожаловаться на невзгоды, невнимание любимой или друзей.
Своими цветами в куртуазной рыцарской жизни Рене выбрал серый, белый и чёрный. Чёрный цвет знаменовал гордое и мрачное величие, белый цвет символизировал праздник, а серый – часто использовался знатью в одежде для торжественных случаев.
Уже в то время известный как писатель и меценат, Рене, создал свой "небольшой трактат… о том, как и каким образом, по моему мнению, должен проводиться турнир, будь это при дворе, или в марках Франции…". Турниры, описанные Рене в "Турнирной книге" разительно отличаются от турниров, происходивших в то время в его владениях. В них нет ни аллегорий, ни литературной тематики: никаких Фонтанов слез или Столов короля Артура, не было на них и невероятных обетов с витиеватыми вызовами. Вместо этого, по словам самого Рене, он описывает турнир на основе старинных французских, германских и испанских традиций. Турнир, описанный королем, относится не к популярным сейчас джострам (проводимым на основе индивидуальных поединков), а к более древней разновидности – бугурту (в центре его групповое сражение рыцарей). 
В фильме представлены все 27 иллюстраций к книге короля Рене. Некоторые историки приписывают ему и эти миниатюры, сначала прорисованные, а затем расписанные акварелью, но современные искусствоведы отвергают эту гипотезу.
Фильм снят на основе созданной мной программы «Виртуальный музей одной средневековой книги».
Если кого-то она заинтересует, то найти ее можно здесь - программа "Виртуальный музей средневековой книги. Король Рене. Книга турниров". Это файл .exe. Его нужно просто запустить двумя щелчками, а затем путешествовать по несуществующему музею.
 В фильме звучит музыка Жиля Беншуа в исполнении ансамбля «Clemencic consort», композитор сочинял музыку к праздникам герцога Бургундского, но она звучала и при дворе короля Рене, особенно после окончания Столетней войны. Использованы кадры из знаменитого, но в СССР и России малоизвестного фильма Робера Брессона "Ланселот Озерный".

пятница, 8 июня 2012 г.

Жоффруа Рюдель - воин, поэт и композитор.

ЖОФФРУА РЮДЕЛЬ

JAUFRE RUDEL (1125-1148, другие варианты 1100-1147 или 1113-1170)
     Жоффруа Рюдель был правителем Блайи (на северо-запад от Бордо), герцог Ангулемский приходился ему двоюродным братом. Вот сохранившиеся до нашего времени руины его замка.
Согласно его биографии, он влюбился в графиню Годьерну из Триполи, слыша похвалы ее красоте и добродетели от паломников, возвращавшихся из Антиохии. Единственная тема его песен - разлука. Все песни таинственны и грустны. Чтобы увидеть эту "далекую любовь", Рюдель отправился на Ближний Восток в 1146 году, став участником 2 крестового поход. На корабле он заболел и умирающим был доставлен в Триполи. Об этом доложили графине; она пришла к нему и он умер у нее на руках, благодаря Бога за то, что позволил ему увидеть графиню. Рюделя похоронили в Триполи с большими почестями, а графиня, с горя, постриглась в монахини.
     Такова легенда, но неизвестно, существовала ли вообще такая дама. Была ли это дочь Раймона II правителя Триполи Мелисанда или его жена Одиерна; или принцесса Сесиль, жена Понса графа Триполи? Не исключено, что Рюдель создал эту даму в своем воображении, чтобы было о чем писать.По другой версии Жоффруа благополучно вернулся из неудачного крестового похода, но в 1166 году повторно уехал на восток, специально, чтобы встретиться впервые с дамой своей мечты. Именно из этой поездки он и не вернулся.
Рюдель, со своей "далекой любовью", еще больше развил тему куртуазной любви: эта любовь должна быть идеальной, чистой, благородной, недосягаемой. Легенда о Жоффруа Рюделе и его любви поражала воображение таких знаменитых поэтов и писателей, как Петрарка, Ростан и Гейне.
От Рюделя осталось 6 (или 8 по мнению других искусствоведов) песен, ноты имеются в рукописях четырёх из них, особенным успехом у современников он не пользовался; только в двух старопровансальских текстах упоминается о нём и его романтической любви.
.
 В фильме я использовал три видеоряда:

1. Фрагменты уникального фильма, не демонстрировавшегося ни в СССР, ни в России - "Парсифаль Гальский" (режиссер Эрик Ромер, 1978 год). Он снят в условной театральной манере, каждый кадр замышлялся, как живая картина из средневековых времен.
Aфиши фильма:

2. Картины малоизвестного в России художника-прерафаэлита ЭДВАРДА БЕРН-ДЖОНСА (Edward Burne-Jones).
Эдвард Берн-Джонс (1833-1898). Английский художник XIX в., на протяжении своего творчества неоднократно обращался к средневековому материалу. Эдварда Берн-Джонса, как правило, связывают с периодом середины и заката «артуровского возрождения» в Англии. Изможденные фигуры с его полотен, которые парят на фоне пейзажей, будто проступающих из снов, оказали немалое влияние на последующих художников. Манера Берн-Джонса стала едва ли не канонической для поздних викторианцев (художников, живших в правление королевы Виктории). В еще большей мере это относится к книжным графикам, в особенности - к Обри Бердслею, Уолтеру Крейну и Артуру Рэкхему. 
С артуровскими легендами Берн-Джонс познакомился в годы своего обучения в Оксфорде. Первым из литературных источников стала поэзия Теннисона, с которой его познакомил в 1853 г. его друг художник и поэт Уильям Моррис. В 1855 г. друзья вместе прочли «Смерть Артура» Мэлори. Своим увлечением Мэлори друзья заразили еще одного художника из среды прерафаэлитов, Данте Габриэля Россетти, который вместе с ними принял участие в проекте создания фресок для Дискуссионного Общества Оксфордского университета (1857). В рамках этого проекта Берн-Джонс создал эскиз, а затем - настенную роспись по нему «Смерть Мерлина». Его интерес к Теннисону вновь возродился в 1859 г. после встречи с Моррисом: Берн-Джонс написал ряд картин на темы артуровских легенд. К этому периоду относится его картина «Сэр Галахад» (Fogg Art Museum, Cambridge).
В последующие два десятилетия Берн-Джонс неоднократно возвращался как к текстам Теннисона, так и к произведению Мэлори.
В последние десятилетия жизни художника его интерес к артуровскому материалу только возрос. Альбом этюдов и записные книжки за 1885 г. (British Museum, London) содержат зарисовки и пространные записи, касающиеся артуровской геральдики. Впоследствии они были использованы при создании эскизов для произведений декоративно-прикладного искусства, таких как «Роттингетские витражи» (1886) и «Гобелены Стэнмор-холла» (1791-1894). Обе эти работы иллюстрируют поиски Святого Грааля. Берн-Джонсу были заказаны иллюстрации к элитному изданию «Смерти Артура» Мэлори, которое Уильям Моррис планировал выпустить в издательстве «Kelmscott Press». Выпуск томов был прекращен из-за смерти самого Морриса, однако Берн-Джонс создал фронтиспис и титульный лист для каждого из двух томов «Высшей истории Святого Грааля» Себастиана Эвана (1898).
Последней работой художника, не завершенной из-за его смерти, стало живописное полотно «Артур на Аваллоне» (1880-1898, Museum of Art, Ponce, Puerto Rico). Сам Берн-Джонс полагал, что оно должно «стать суммой всех его идеалов в искусстве».
3. Иллюстрации к "Смерти Артура" Томаса Мэлори" ОБРИ БЕРДСЛЕЯ (Aubrey Vincent Beardsley) .
Обри Бердслей (1872-1898). Английский художник-график XIX в. 
Одной из наиболее известных работ Бердслея (хотя по мнению ряда специалистов, не самой удачной) считают серию иллюстраций и оформление подготовленное Дж. М. Дентом «Смерти Артура» Мэлори (1893-1894). Это издание было задумано как конкурентное проекту художника. писателя и философа Уильяма Морриса «Возрождение английской книги» (которое осуществляло издательство «Kelmscott Press»). Оформленное Бердслеем издание содержало 21 крупную иллюстрацию и 585 заставок, буквиц, рамок и орнаментов. Хотя в первых главах заметно влияние английского художника конца XIX в. прерафаэлита Эдварда Берн-Джонса, Бердслей вскоре разработал собственный стиль «арт нуво» (art nouveau), характерными чертами которого стали четкая линия, абстрактные растительные орнаменты и контрастное соотношение черных и белых форм. 
Еще более оригинальной была трактовка художником содержания книги. В его гравюрах рыцари, будто погруженные в летаргию и безжизненные или изнеженные, полностью пребывают под властью своих дам или под властью чар той или иной волшебницы. Вместо того чтобы прославлять романтическую куртуазность, Бердслей создал скорее сатиру на нее. К тому же его современников, викторианцев, не могли не шокировать изнеженные герои, обнаженные андрогинны, распутные сатиры и чувственные ангелы. Созданные им декоративные рамки для страниц более разнообразны, чем произведения Уильяма Морриса. В оформлении страниц Бердслей удачно подражал сложной роскоши средневековых рукописей, а заглавные буквицы и концовки глав очаровательны сами по себе и могут быть причислены к наиболее удачным его украшениям. 
Обри Бёрдсли родился в семье Винсента Пола Бёрдсли, чьими родственниками были состоятельные лондонские ювелиры, и Элен Агнес Питт, которая происходила из семьи врачей. Несколько поколений в семье отца страдали от туберкулёза. В 1879 году семилетнему Обри поставили аналогичный диагноз. Кроме того, легкомысленный отец вскоре после свадьбы промотал все семейные деньги и, так как он из-за болезни не мог заниматься постоянным трудом, матери, которую Обри боготворил, пришлось зарабатывать на жизнь работой гувернантки с преподаванием музыки и французского языка. В семье рано поняли, что их сын — вундеркинд. Рисовать он начал с четырёх лет, под влиянием матери рано пристрастился к английской и французской литературе, благодаря её урокам музыки он осознал свой незаурядный талант. При поддержке нескольких аристократических семей он занимался с известными пианистами и, как результат, в 11 лет сочинял музыку и стихи, которые отличались редким изяществом, а с марта 1881 года (переезд в Лондон) вместе с сестрой Мейбл (впоследствии она стала актрисой) давал концерты, на которые собирались до 3000 человек. После возвращения в родной Брайтон он также находит поддержку своим талантам, ставит на школьной сцене спектакли, некоторые из которых привлекают внимание театральных критиков. Покинув школу, Обри сначала поступает чертёжником в студию одного лондонского архитектора, а в возрасте семнадцати лет определяется на службу клерком в лондонское страховое общество «The Guardian Life and Fire Insurance». Однако службу и любительские спектакли приходится бросить: осенью юноша начал кашлять кровью. Именно в это время из всех видов искусства Бердслей отдаёт предпочтение изобразительному. Несмотря на болезнь, некоторое время он посещает уроки в Вестминстерской художественной школе у профессора Ф. Брауна по совету Эдварда Бёрн-Джонса, который, кстати, познакомил его с Оскаром Уайльдом. Однако всего в искусстве он добился самостоятельно, и поэтому считается гениальным самоучкой.
Он дорожил своей репутацией меломана и библиофила. Его любовно собранная огромная библиотека восхищала, как и блестящее знание коллекций Британского музея и Национальной галереи. Обри Бёрдсли в оригинале читал греческих и латинских авторов и «часто поражал учёных остротой восприятия всех тонкостей», как писал о нём современник. Слава настигла его в 1892 году, когда он по заказу издателя Джона Дента выполнил серию иллюстраций к роману "Смерть Артура".
С 1894 по 1896 год (в это время к нему приходит невиданный успех после публикации 16 иллюстраций к уайльдовской «Саломее») его самочувствие резко ухудшается — и тогда создаются мрачные рисунки к «Падению Дома Ашеров» Эдгара По (1895). Сначала Обри думает о том, как бы выздороветь, потом — как почувствовать себя немного лучше, и, наконец, — прожить ещё хоть один месяц. Своему другу он писал в это время:
"Я знаю, болезнь моя неизлечима, но я уверен, что можно принять меры к тому, чтобы ход её был менее скор. Не считайте меня глупым, что я так торгуюсь из-за нескольких месяцев, но вы поймёте, что они могут быть для меня ценны по многим причинам. Я с наслаждением начинаю думать о том, что выпущу две или три иллюстрированные вещицы…"
31 марта 1897 года Бёрдсли был принят в лоно католической церкви. «Среди наиболее близких его друзей при жизни числились англиканские пасторы и католические священники, которые отдавали должное искренности и глубине его веры»… Он получает то, о чём страстно молил: ещё год жизни. 
Последним его пристанищем стал «лимонный рай» Ментона на берегу Средиземного моря. 16 марта 1898 года в полном сознании, в присутствии матери и сестры, которым он поручил передать последние приветы многочисленным друзьям, Обри Винсент Бёрдсли скончался. 
На смерть художника поэт Алджернон Суинберн написал это стихотворение:

Возвратись к нам — хотя бы во сне, -
Ты, которому равного нет,
Ты, кому безразличен вполне
Мир земных потрясений и бед.
Но любовь, что была внушена
Чудным даром, чей свет не потух, -
Ты расслышишь. И тронет она
Твой свободный и царственный дух.

Привожу и перевод одного стихотворения самого Рюделя:

Когда соловей в листве
Дает любовь, просит и берет ее,
И, веселый, сочиняет свои песни
И смотрит на свою подругу,
И ручьи прозрачны и поля прекрасны
Из-за нового, правящего (чувства) радости,
В сердце мне приходит большое счастье.

Этой любовью я так воспламенен,
Что когда я бегу к ней,
Мне кажется, что назад
Я возвращаюсь, а она убегает;
А моя лошадь бежит так медленно,
Что вряд ли кто-нибудь доберется туда,
Если только Любовь не задержит ее для меня.

Я люблю ту даму,
Которой я не смею высказать мое желание;
Скорее, когда я смотрю на нее,
Я становлюсь несчастным из-за нее.
Буду ли я когда-нибудь столь дерзок,
Чтобы посметь сказать ей, что я принадлежу ей,
Так как о другом я не смею просить у нее пощады.

Ах! Как чудесны ее слова,
Как милы и приятны ее поступки;
Среди нас не родилась другая,
Которая имела бы такое милое тело:
Она стройна, свежа, с нежным сердцем;
Не думаю, что есть более прекрасная,
И ни на кого я не смотрел с такой радостью.

Любовь, я радостно ухожу от вас,
Потому что иду искать лучшую участь,
И я так удачлив,
Что скоро мое сердце обрадуется
Милости моего хорошего Врача,
Который любит меня, зовет и ценит,
И дал мне надежду.

воскресенье, 3 июня 2012 г.

Научная конференция в Москве.

Я только-что вернулся из столицы с 6-й Всероссийских краеведческих чтений, которые считаются крупнейшей и наиболее престижной конференцией краеведов в нашей стране. Эта конференция была посвящена 90-летию Сигурда Оттовича Шмидта (сына знаменитого героя "Челюскина"). Сам он - академик РАО, доктор исторических наук, профессор, является самым видным специалистом в современном краеведении. На фотографии рядом с ним Галина Николаевна Ищук (если вспомните, то однажды она была в нашем классе на открытом уроке по обществознанию в 7-м классе).
Среди выступавших на конференции были:
Каштанов Сергей Михайлович (Москва), член-корр. РАН, председатель Археографической комиссии РАН,  руководитель Высшей школы источниковедения, специальных и вспомогательных исторических дисциплин РГГУ
Пернетт  Седрик (Париж, Франция), доктор славистики, доцент университета Париж-Сорбонна, кстати, по русски он говорит так, что может дать фору любому лингвисту.
 Я тоже делал доклад, он назывался:
«Создание учебных фильмов по краеведческой тематике (помещичьи усадьбы Всеволожского района Ленинградской области) и некоторые вопросы методики работы с ними. Из опыта учителя истории». Статья, лежащая в основе доклада будет опубликована в научном сборнике конференции.
Перед вами секция №13, снимок сделан на фоне исторического здания, в XVI веке здесь была напечатана первая русская книга, а в XVIII - здесь в Славяно-греко-латинской Академии учился Михаил Ломоносов, во время конференции здесь проходили секционные заседания (сейчас это Историко-архивный институт).
Предлагаю посмотреть фильм, который я сделал на основе фото и видеоматериалов, их я снял во время конференции. Там есть моя презентация и устное выступление на конференции в записи, а также экскурсия по Российскому гуманитарному государственному университету, где проходило пленарное заседание конференции (а также по музею "Бородинская панорама", он только-что открылся после многолетней реставрации, туда водили на экскурсию приезжих участников). Этот вуз превращен в открытый для студентов и гостей университета музей истории искусства.
А теперь фильм о конференции: